Корзина
(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru
   


Егор Летов: язык и мир

Олеся Темиршина
Егор Летов: язык и мир

Опыт психолингвистического подхода к поэзии

Издательство:Издательско-Торговый Дом «Скифия»
Город, год:Санкт-Петербург, 2024
ISBN:978-5-00025-349-6
Формат:Стандартный книжный
Тип переплета:Твердый переплет
Количество страниц:608 стр.
Тираж:500 экз.
Возрастная категория:18+
Цена: 980 руб.
бумажная книга




Темиршина, Олеся Равильевна.
Егор Летов: язык и мир. Опыт психолингвистического подхода к поэзии. Монография / О. Р. Темиршина. — Санкт-Петербург : Издательско-Торговый Дом «Скифия», 2024. — 608 с. : ил. ISBN 978-5-00025-349-6

Рецензенты: Кихней Л. Г. — д-р филол. наук, профессор; Гавриков В. А. — д-р филол. наук.

Книга посвящена уникальной поэтической вселенной Егора Летова. Мир Летова рассматривается как целостная смысловая система, которая — подобно мифологической — строится на основе нескольких ключевых сюжетов, максимально ярко воплощающих личностные смыслы автора. С опорой на теоретический аппарат психологии и лингвистики О. Р. Темиршина исследует наиболее общие закономерности, определяющие своеобразие художественной модели мира поэта, и вычленяет способы ее воплощения в лирических текстах. Особое внимание в работе уделяется связи летовской лирики с русской поэтической традицией и славянскими ритуально-магическими практиками.

Книга адресована специалистам в области психолингвистики, психопоэтики, теории литературы, а также всем любителям звучащей русской поэзии.

Летов

 


Эта книга из тех, которые я давно ждала. Написанная легко, не тяжеловесным и внятным языком, в отличие от многих трудов, касающихся современной поэзии, она ставит крайне интересную и перспективную для изучения летовского наследия тему — изучение поэтической модели мира с точки зрения психолингвистики. Опираясь на, казалось бы, очевидные факты, автор делает исключительно интересные и неожиданные выводы и открытия, которые приоткрывают читателю как структурируемую языком личную вселенную поэта, так и «мерцающие», трудноуловимые смыслы.

Эта безусловно замечательная, талантливая работа прокладывает путь к исследованиям, как мне кажется, не только творчества Летова, но и иных сложно поддающихся интерпретации художников. Очень хотелось бы увидеть продолжение и развитие этого подхода.

Наталья Чумакова
Музыкант, режиссёр, вдова Егора Летова

Егор Летов, Наталья Чумакова

 


Актуальность Летова

(о книге Олеси Темиршиной)

Как и всякое научное сочинение, эта книга решает свои научные задачи. Но вместе с тем она — вольно или невольно — оказывается вовлечена в более широкую культурную ситуацию, которую хотят понять не только ученые, но и другие — и очень разные — люди: критики, журналисты, представители различных искусств и в целом самая разнообразная публика. Это культурная ситуация, в которой музыкант, поэт и, не побоюсь этого словосочетания, современный художник, известный под сценическим именем Егор Летов, вопреки всем ожиданиям вдруг занимает какое-то совершенно беспрецедентное место.

Удивление, собственно, вызывает то, что феномен Летова приобретает этот статус в эпоху девальвации общественной роли человека искусства как такового, будь то музыкант, поэт или современный художник. Безусловно, искусство никуда не исчезло и даже наоборот при почти беспредельных творческих, медийных и рыночных возможностях интернета производится в поистине массовых масштабах, что подразумевает и чрезвычайное расширение круга занятых им людей. Но все эти люди находятся в определенных нишах, востребованных определенной целевой аудиторией. А кроме того, влияние их творчества редко превышает порог потребительского спроса — оно нравится, впечатляет, на какое-то время, может быть, даже поражает воображение, но вряд ли так уж часто захватывает человека целиком, экзистенциально, нравственно и мировоззренчески.

Кажется, такой эффект искусства в наше время рассеянного, несфокусированного внимания остался где-то далеко позади — где-то в ХХ веке, когда еще были кумиры и фанаты, когда тайком переписывали кассеты и как огромного жизненного события ждали нового альбома любимого исполнителя, как сегодня ждут разве что новую версию IPhone. Но и оттуда, из ХХ века, искусство, похоже, уже довольно редко тревожит чью-то культурную память.

В этом смысле позиция Летова в рецептивном поле современности во многом уникальна. Его художественное влияние ощущается в самых различных сферах — от рока и рэпа до профессиональной «бумажной» поэзии. Причем не только у тех авторов, которые «застали» его в качестве рок-звезды 1980-х — 2000-х годов (что можно было бы объяснить простой ностальгией по тем временам), но и у самых молодых поколений поэтов, прозаиков и драматургов. Творчество Летова все чаще и чаще будоражит умы кинематографистов и театральных режиссеров, художников, поп-исполнителей и композиторов, занятых серьезной симфонической музыкой. Причем в художественной сфере на творчество Летова реагируют как авторы условно «авангардного» крыла, так и неоклассики или неотрадиционалисты, как те, кто более сфокусирован на формальном эксперименте, так и те, кто считает важным содержательную сторону искусства — идейную, этическую и социальную. Его постоянно поминают и интерпретируют политики, блогеры, телевизионщики и прочие «лидеры мнений». Причем в этой среде Летов — фигура консенсуса и конфликта в одно и то же время. Его высказывания, его тексты и его репутация как культурного героя безоговорочно признаётся как высшая ценность, но при этом идет активная борьба за ее значение и ценность, за истолкование его наследия, за способы актуализации сформулированных им художественных концептов и жизненных сценариев.

Кроме того, Летов до сих пор, когда уже даже формально-социологически произошла смена культурно активного поколения, являет собой важнейший моральный авторитет. То есть его фигура для очень многих остается (или, наоборот, становится) этическим и мировоззренческим камертоном, его высказывания воспринимаются как значимые даже далеко за пределами искусства. Причем речь идет не об этическом кодексе самого Летова или о том, что он как личность представляется кому-то моральным образцом (хотя его репутация позволяет говорить о нем как об образце творческой свободы, нонконформизма, честности, бескомпромиссности и т. д.). Речь идет скорее о специфических особенностях его художественного мира и языка, проблемных вопросах, моральных дилеммах, которые по-прежнему жгуче актуальны и призывают современного человека к рефлексии, задают новые философские горизонты.

Книга Олеси Темиршиной очень мало говорит об этих вещах. Однако масштаб художественного события, реконструированного исследовательницей в этой поистине фундаментальной (и первой столь комплексной) монографии о Летове, во многом приближает читателя к тому, чтобы начать различать очертания этого гигантского явления.

В работе говорится, что основным методом, на который опирается автор, является психолингвистика. Но на деле, как мне кажется, эта скромная самоаттестация, хотя и указывает на наиболее существенное, не затрагивает других важных аспектов проделанного анализа. Во-первых, при всем внимании к фонетическим, лексико-семантическим и грамматическим механизмам в их связи с психологией и даже, может быть, с психофизиологией творчества, О. Темиршина уделяет внимание и собственно поэтике (в частности, субъектной организации текста и поэтике художественного пространства, вернее, «пространственно-динамическим моделям»), и риторическим средствам, и коммуникативной природе летовской лирики.

Идея о том, что поэзия Летова как бы воспроизводит процессы «внутренней речи» с характерным для нее грамматическим, семантическим, чувственно-аффективным и имагинативным синкретизмом, позволяет очень многое объяснить во вселенной Летова и в оформляющем ее языке. Мне эта идея представляется центральной в книге. Она позволяет понять логику смысловых сдвигов, образных трансформаций и лингвистических смещений (странных лексических сочетаний, аграмматизмов и т. п.), которыми известна поэзия Летова. Эта всеобщая подвижность, «текучесть», многоуровневая природа которой блестяще проанализирована в книге, как мне представляется, касается не только изображаемого мира и изображающего его языка.

Летовский перформанс «внутренней речи», по-видимому, переводит нас в некий заповедный режим работы воображения (как автора, так и слушателя/читателя), где нарушается или вовсе снимается граница между изображением и изображаемым, означающим и означаемым, а вещи, образы и знаки стремительно движутся в общем потоке «безумного» становления. Иными словами, аналитика достигает здесь уровня уже не психологии, а художественной антропологии, ставящей вопрос не только о свойствах поэтического языка и схватываемой им реальности, но и о природе самого воображения и образно-символической репрезентации как таковой.

Книга, таким образом, оказывается интересна не только невероятно тщательным и целостным воссозданием летовской художественной системы (автор подчеркивает, что при всей кажущейся «мгновенности», как бы случайности и, может быть, даже хаотичности поэзии Летова, в ней есть весьма четкая поэтическая «алгебра»), но и чрезвычайно богатыми теоретическими импликациями, актуальными в контексте современного интеллектуального поиска.

Согласно мнению О. Темиршиной, творчество Егора Летова является новой инкарнацией авангардного искусства с его особой установкой на мощную суггестию и аффективно-энергетическое взаимодействие с реципиентом, с его радикальной устремленностью за пределы логико-лингвистических систем (как в утопическое будущее, так и в далекое, в том числе онто- и филогенетическое прошлое), с его переходом от эстетического «отражения» действительности к жизнетворческому, преобразовательному художественному и социальному действию.

Все это, безусловно, очень верно, но в этой книге мы вряд ли найдем однозначный ответ на вопрос, почему такой вектор оказывается возможным и востребованным на рубеже ХХ и XXI веков, когда работал Летов, и, в особенности, сегодня. Однако благодаря столь масштабно поставленной и столь глубоко проработанной проблеме летовского поэтического универсума мы можем сами попытаться дать на него ответ.

Возможно, все дело в том, что авангардный проект в контексте современного искусства переживает своего рода концептуальный и экспериментальный «перезапуск», по-новому ставя вопрос об эстетической, социальной (а также политической, что, конечно, очень важно для понимания Летова) и антропологической природы самого художественного опыта.

Анатолий Корчинский
кандидат филологических наук, доцент,
заведующий кафедрой теории и истории гуманитарного знания Института филологии и истории
Российского государственного гуманитарного университета

 


Из книги:

Егор Летов — культовая фигура, влияние которой выходит далеко за пределы своего времени. С одной стороны, его поэтика оперирует сложными авангардистскими концептами, с другой стороны, Летов — автор текстов, буквально «ушедших в народ». Это парадоксальное сочетание простоты и сложности объясняет и распространенный взгляд на Летова как на человека, «объединившего маргиналов и интеллигенцию». 

Егора Летова множество раз пытались вписать в разнообразные историко-культурные системы (анархист, панк, коммунист, концептуалист, культуртрегер…) однако сам он ускользал от любых определений: 

Я не настолько нищий, чтобы быть всегда лишь самим собой
И меня непременно повсюду
несметное множество
целое множество.

Эта формула личности нашла свое отражение и в поэтике. Кажется, что такие ее черты, как семантическая неопределенность и сопротивление жесткой смысловой фиксации, стали важнейшими особенностями поэтического языка Летова. Смысловая многозначность соседствует с мнимой простотой текстов. В поэзии Летова нет намеренной синтаксической усложненности, в ней отсутствуют сложные метафоры, она изобилует разговорными конструкциями и в целом напоминает наш повседневный язык.

Однако этот язык функционирует в какой-то совершенно иной бытийной перспективе. Как будто бы субъект речи, используя «простые слова», рассказывает о некоем непостижимом образе реальности, который разворачивается перед его внутренним взором здесь и сейчас. Этот образ виден только самому автору и недоступен нам — именно поэтому поэзия Летова оказывается во многих случаях темной и загадочной. 

Песни и стихотворения Летова, даже повествовательные, часто кажутся беспредметными — как картины авангардистов, которых поэт знал и ценил. В таких произведениях есть выраженная материальная фактура (линии, краски, слова, образы), однако предметно-осязательная ситуация как будто бы растворяется, исчезает: 

Всю ночь во сне я что-то знал такое вот лихое
Что никак не вспомнить ни мене, ни тебе
Ни мышу, ни камышу, ни конуре, ни кобуре
<…>
Руками не потрогать
Словами не назвать…

Невозможность реконструировать предметную ситуацию полностью компенсируется громадным суггестивным потенциалом, которым обладают летовские тексты. Возможно, что именно беспредметность его лирики является первопричиной этой суггестии: отсутствие предметной привязки дает возможность слушателю «вчувствовать» в текст свои собственные, личностные смыслы, не ограниченные логикой конкретной ситуации. Какова механика этой визионерии и можно ли определить ее конструктивные принципы? 

Мы полагаем, что за этой беспредметной «гармонией» стоит строгая «алгебра», о чем, к слову, свидетельствуют многочисленные черновики Летова. Отсюда и главная цель этой книги: выявить принципы создания таких суггестивных, «сложно-простых» текстов.

Принципиальная неопределенность поэтического текста и его высокий суггестивный потенциал — взаимообусловленные феномены, задающие два главных методологических ориентира этой книги: лингвистику и психологию. При этом подход к тексту с психологических позиций выходит на первый план, лингвистика же оказывается важнейшим вспомогательным инструментом, который позволяет выявить закономерности когнитивно-психологического порядка. 
<...>
Ключевые установки этой книги соотнесены с широким объектным полем когнитивистики, поскольку нас интересует, как авторская модель мира, содержащая «личностные смыслы», «претворяется» в тексте. <...>Методологическим базисом работы стала отечественная психолингвистика, которая в своих основных теоретических построениях восходит к Выготскому. Именно психолингвистический подход помогает определить ключевые функции поэтического текста, которые обусловливают его структуру. Без этой функциональной направленности поэтический язык будет представать как бессистемная и афункциональная агломерация приемов и техник.
<...>
Наша книга не является сборником статей, ее главы связаны друг с другом в рамках общего исследовательского сюжета, который движется по восходящей линии. Самые общие принципы поэтики Летова рассмотрены в первой части работы, она оказывается фундаментом для других разделов книги. 
По этому пути происходит и усложнение материала: если первую часть монографии можно читать и без филологической подготовки, то в других главах могут потребоваться специальные знания. Автор тем не менее старался не уходить в «терминологические дебри» и по возможности доступно (избегая, впрочем, упрощений) разъяснять содержание специальной терминологии. 

×

Ваш заказ

Заказ книги Егор Летов: язык и мир - 980 руб. Стоимость доставки Почтой России по РФ - 300 руб. Итого к оплате: 1280 руб.

Доставка:

Сейчас вы будете перенаправлены на сайт платежной системы. Чтобы продолжить, введите, пожалуйста, ваше имя, актуальный адрес электронной почты, контактный телефон и адрес доставки. После получения оплаты мы вышлем на него ваш экземпляр книги.

×

Оплата принята

В течении нескольких минут на указанный адрес электронной почты придет письмо со ссылкой на файл электронной книги. Обратите, пожалуйста, внимание! Иногда письмо со ссылкой может попадать в спам.

Спасибо за покупку. Если у вас возникли сложности с использованием файлов - напишите, пожалуйста, по адресу: skifiabook@mail.ru
→  все электронные книги на нашем сайте

×

Оплата принята

Мы свяжемся с вами по вопросам доставки вашего экземпляра книги в ближайшее время.

Спасибо за покупку.




Похожие книги на нашем сайте (разделенные по жанрам):

купить книги интернет магазин петербург ►   Музыка. Музыкальное искусство    ►   Филология    ►   Литературоведение    ►   Рок-музыка    ►   Электронные книги    ►   Критика    ►   Психолингвистика   


С этой книгой обычно покупают:

О влиянии Евангелия на роман Достоевского «Идиот»

Соломина-Минихен Н. (монахиня Ксения)
О влиянии Евангелия на роман Достоевского «Идиот»

Очередная книга доктора философии Н.Н. Соломиной-Минихен (монахини Ксении) посвящена выявлению смыслов обширного евангельского подтекста романа «Идиот».

Цена: 580
Развитый социализм, зрелый капитализм и грядущая глобализация глазами русского инженера.

Белов В.
Развитый социализм, зрелый капитализм и грядущая глобализация глазами русского инженера.

Управление мировоззрением

Существовала ли неизбежность гибели СССР? Есть ли у России возможности для преодоления кризиса? Как Россия сможет обеспечить себе процветание? Как может выглядеть вариант национальной идеи для России?

Цена: 390

все книги

Это интересно:


Библиотека верстальщика: Использование сносок в книжном дизайне

Библиотека верстальщика: Использование сносок в книжном дизайне

Традиционно сноски, предлагающие дополнительную информацию к определенным фрагментам текста, располагаются на той же странице, что и сам уточняемый фрагмент. Логика сносок в этом и состоит — быть неким примечанием, вставленным по ходу изложения в основной текст и служащим дополнением к нему.

Подробнее

Наши книги. Белорусский народный песняр: Поэт Якуб Колас и его поэма «Симон Музыкант»

Наши книги. Белорусский народный песняр: Поэт Якуб Колас и его поэма «Симон Музыкант»

Поэму «Сымон-музы́ка» называют сокровищницей белорусского языка. Она наполнена музыкой слова талантливого поэта, музыкой, идущей из самых глубин белорусской земли. Поэма входит в золотой фонд белорусской литературы. В Республике Беларусь ее обязательно изучают в школе. Литературный текст стал источником вдохновения для творцов самых разных видов искусства: по мотивам поэмы поставлены кинофильм, теле и радиоспектакль, созданы симфоническая партитура и либретто оперы, написано множество картин. Ранее на русский язык поэма целиком не переводилась.

Подробнее

читать весь издательский блог



Библиотека текстов поэзии и прозы:


Лина Сальникова: ТЕМНОЕ ВРЕМЯ ШУТОК

Лина Сальникова: ТЕМНОЕ ВРЕМЯ ШУТОК

Лина Сальникова — поэт, филолог, журналист, член поэтического объединения «Кубарт». По версии "Филатов-фест", входит в сотню лучших поэтов страны. Стихи печатались в сборниках Москвы, Санкт-Петербурга, Краснодара и Украины, периодических изданиях, в том числе и в "Литературной газете". В издательстве "Скифия" вышло две книги автора. На странице представлены произведения из дебютной книги "Тёмное время суток".

Подробнее

Наталья Тованчева: БЕРЛУСКОНИ

Наталья Тованчева: БЕРЛУСКОНИ

Наталья Григорьевна Тованчева — писатель, академик Международной академии телевидения и радио, заслуженный журналист Кубани, директор ГТРК «Кубань», обладатель орденов «Звезда мецената» и «Слава нации». Автор трех книг и многочисленных публикаций.

Подробнее

в меню всей библиотеки текстов