Корзина
(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru
   

печать книг

Том I. Глава 01. (4)

О народах, издревле обитавших в России. О славянах вообще.

Сарматы, алане, готы, венеды.

реконструкция поселения венедов.

реконструкция поселения венедов.


Сарматы (или савроматы Геродотовы) делаются знамениты в начале христианского летосчисления, когда римляне, заняв Фракию и страны Дунайские своими легионами, приобрели для себя несчастное соседство варваров. С того времени историки римские беспрестанно говорят о сем народе, который господствовал от Азовского моря до берегов Дуная и состоял из двух главных племен, роксолан и язигов; но географы, весьма некстати назвав Сарматиею всю обширную страну Азии и Европы, от Черного моря и Каспийского с одной стороны до Германии, а с другой до самой глубины севера, обратили имя сарматов (подобно как прежде скифское) в общее для всех народов полунощных.

Роксолане утвердились в окрестностях Азовского и Черного моря, а язиги скоро перешли в Дакию, на берега Тисы и Дуная. Дерзнув первые тревожить римские владения с сей стороны, они начали ту ужасную и долговременную войну дикого варварства с гражданским просвещением, которая заключилась наконец гибелию последнего. Роксолане одержали верх над когортами римскими в Дакии; язиги опустошали Мизию.

Еще военное искусство, следствие непрестанных побед в течение осьми веков, обуздывало варваров и часто наказывало их дерзость; но Рим, изнеженный роскошию, вместе с гражданскою свободою утратив и гордость великодушную, не стыдился золотом покупать дружбу сарматов. Тацит именует язигов союзниками своего народа, и сенат, решив прежде судьбу великих государей и мира, с уважением встречал послов народа кочующего. Хотя война Маркоманнская, в коей сарматы присоединились к германцам, имела несчастные для них следствия; хотя, побежденные Марком Аврелием, они утратили силу свою и не могли уже быть завоевателями: однако ж, кочуя в южной России и на берегах Тибиска, или Тисы, долго еще беспокоили набегами римские владения.

Почти в одно время с язигами и роксоланами узнаем мы и других — вероятно, единоплеменных с ними – обитателей юго-восточной России, алан, которые, по известию Аммиана Марцеллина, были древние массагеты и жили тогда между Каспийским и Черным морем. Они, равно как и все азиатские дикие народы, не обрабатывали земли, не имели домов, возили жен и детей на колесницах, скитались по степям Азии даже до самой Индии северной, грабили Армению, Мидию, а в Европе берега Азовского и Черного моря; отважно искали смерти в битвах и славились отменною храбростию.

К сему народу многочисленному принадлежали, вероятно, аорсы и сираки, о коих в первом веке Христианского летосчисления упоминают разные историки и кои, обитая между Кавказом и Доном, были и врагами и союзниками римлян. Алане, вытеснив сарматов из юго-восточной России, отчасти заняли и Тавриду.

В третьем веке приближились от Балтийского к Черному морю готы и другие народы германские, овладели Дакиею, римскою провинциею со времен Траяновых, и сделались самыми опасными врагами империи. Переплыв на судах в Азию, готы обратили в пепел многие города цветущие в Вифинии, Галатии, Каппадокии и славный храм Дианы в Ефесе, а в Европе опустошили Фракию, Македонию и Грецию до Мореи.

Они хотели, взяв Афины, истребить огнем все книги греческие, там найденные; но приняли совет одного умного единоземца, который сказал им: «Оставьте грекам книги, чтобы они, читая их, забывали военное искусство и тем легче были побеждаемы нами». Ужасные свирепостию и мужеством, готы основали сильную Империю, которая разделялась на восточную и западную, и в IV столетии, при Царе их Эрманарихе, заключала в себе не малую часть России европейской, простираясь от Тавриды и Черного моря до Балтийского.

Готский историк VI века Иорнанд пишет, что Эрманарих в числе многих иных народов победил и венедов, которые, обитая в соседстве с эстами и герулами, жителями берегов Балтийских, славились более своею многочисленностию, нежели искусством воинским. Сие известие для нас любопытно и важно, ибо венеды, по сказанию Иорнанда, были единоплеменники славян, предков народа российского.

Еще в самой глубокой древности, лет за 450 до Рождества Христова, было известно в Греции, что янтарь находится в отдаленных странах Европы, где река Эридан впадает в Северный океан и где живут венеды. Вероятно, что финикияне, смелые мореходцы, которые открыли Европу для образованных народов древности, не имевших о ней сведения, доплывали до самых берегов нынешней Пруссии, богатых янтарем, и там покупали его у Венедов.

Во время Плиния и Тацита, или в первом столетии, венеды жили близ Вислы и граничили к югу с Дакиею. Птолемей, астроном и географ второго столетия, полагает их на восточных берегах моря Балтийского, сказывая, что оно издревле называлось Венедским. Следственно; ежели славяне и венеды составляли один народ, то предки наши были известны и грекам, и римлянам, обитая на юге от моря Балтийского.

Из Азии ли они пришли туда и в какое время, не знаем. Мнение, что сию часть мира должно признавать колыбелию всех народов, кажется вероятным, ибо, согласно с преданиями священными, и все языки европейские, несмотря на их разные изменения, сохраняют в себе некоторое сходство с древними азиатскими; однако ж мы не можем утвердить сей вероятности никакими действительно историческими свидетельствами и считаем венедов европейцами, когда история находит их в Европе

Сверх того они самыми обыкновениями и нравами отличались от азиатских народов, которые, приходя в нашу часть мира, не знали домов, жили в шатрах или колесницах и только на конях сражались: Тацитовы же венеды имели домы, любили ратоборствовать пешие и славились быстротою своего бега.

 


 

Марина ГеоргиеваКомментарий Марины Георгиевой:

Геродот производил сарматов от браков скифов с амазонками. Но гораздо интереснее,что польская шляхта считала себя прямыми потомками сарматов, отделяясь таким образом от славян, литовцев и прочих простолюдинов. Сарматизм предопределил многие особенности польской знати в ХVI-XIX вв. в отличие от западноевропейской аристократии: условно «восточный» стиль парадной одежды (жупан), особые манеры. В моде были "сарматские портреты" и прочее и прочее...

Вернадский по поводу сарматов пишет:

"Относительно этнического происхождения скифов нет общего мнения, сарматы же без всякого сомнения рассматриваются как иранцы... Миграция сарматов в Южную Русь не было событием такой катаклизматической силы, какими впоследствии оказались вторжения гуннов, аваров и монголов.

Давление сарматов было постепенным и также постепенно скифы сдавали территорию пришельцам. Уже в третьем веке до н.э. центр Скифской империи сместился из региона Азовского моря к Днепру. Около 179 г. до н.э. сарматы, как повествовал Полибий, начали свои набеги на скифские владения в Северной Таврии. Около середины второго века до н.э. произошел надлом Скифской империи. Часть скифов присоединилась к пришельцам и признала их власть. Другая двинулась на запад, пересекла нижний Дунай и оккупировала Добруджу, где продержалась относительно длительный период. Эта территория стала известна как «Малая Скифия» среди греческих и римских авторов.

В сарматской политической организации было даже меньше единства, чем в скифской. В лучшем случае мы можем думать о федерации сарматских племен, но даже эта федерация должна быть очень свободной. Миграция осуществлялась индивидуальными племенами. Первыми в черноморских степях появились язиги. За ними последовали роксоланы; затем сираки и аорсы. Аланы были последними из пришельцев.

Согласно М. Ростовцеву, язиги были не сарматами, а меотийским племенем, которое было вытеснено из региона Дона на запад в результате движения сарматов. Однако имена двух язигских царей, упомянутые историком Дионом Кассием (150-235 г. н.э.), звучат очевидно на иранский лад. Поэтому мы можем предположить, что даже если язиги не были чисто сарматским племенем, их правящий клан должен был быть иранского происхождения."

И далее:

"Иранский период обладал фундаментальной значимостью для последующего развития русской цивилизации. Неуничтожимые следы иранского влияния все еще существуют на карте России, поскольку во множестве случаев географические названия, в особенности в Южной Руси, происходят из иранского языка."

 

Аликов АлександрКомментарий Александра Аликова:

По мнению некоторых ученых (иранисты — Васо Абаев, Всеволод Миллер, Руслан Цаболов и др.), прямыми потомками алан (сарматов) являются современные осетины и ясы, а осетинский язык (потомок аланского языка) является единственной сохранившейся формой сарматского языка. Язык венгерских ясов был утрачен в XIX веке, однако сохранившиеся письменные памятники ясского языка свидетельствуют, что он практически совпадал с осетинским.

Некоторыми исследователями считается, что часть сарматов (преимущественно донские аланы) была ассимилирована восточными славянами (антами) и вошла в состав казачества и, через него, — в состав русской и украинской наций. Так, самоназвания славянских народов сербов и лужичан считаются происходящими от сарматского племени serboi, первоначально зафиксированного в районе Кавказа и Причерноморья в трудах Тацита и Плиния.

 

Татьяна ЛазареваКомментарий Татьяны Лазаревой:

Сарматы, аланы, готы, венеды — чудо как интересны. Вот пишет Валерий Флакк, поэт латинский (90 г.н.э.): "Вот очень свирепая сарматская молодежь собирает отряды и вот полуживотный рев этих мужей......"

Они реально издавали в бою звериный страшный рев. Причем — если поход был не для защиты своего, а для грабежа (военной славы) — то в бой шла молодежь, чтобы обстрелалась.

Епископ Медиолана Амвросий пишет: "Они имеют некую заносчивость от собственной силы и презрительную гордость к другим Вместе с тем, для них обычна привычка сражаться издали, а возможность отступить они прикрывали хитростью, бросая аркан, запутывая врага." Сигналом к бою было слово. И слово было — "marha", на осетинском это "Убивайте". Но вот Ростовцев полагал, что это — имя божества массагетов. Массагеты, как и сарматы почитали солнечное божество, принося в жертву лучших лошадей, но и божество войны, военной удачи. Клялись, как скифы, оружием: Акинак — это святое.

У сарматов тоже меч короткий. В бой шли только с рассветом, в ночи не бились. Быть убитым считалось великим счастьем — было даже страшное "культовое убийство сыном отца по взаимному согласию, так презренна была смерть от старости. Врагов (это пишет Аммиан Марцеллин) скальпировали, скальпы привешивали к уздечке вместо фаларов. Человеческая кожа, как трофей, была и у скифов. Такой воин есть в пазырыкском кургане, знатный воин.

Сарматские мужчины себя татуировали с ног до головы. Наколки имели не только культовый, возрастной, племенной, но и военный характер — напугать врага и продемонстрировать своим свой ранг, статус... ну и — чтобы после боя распознать мертвецов. Татуировка была и на лице. (правда под бородой и длинными волосами). Секст Эмпирик (2 в. н.э. ) отмечал, что многие египтяне и сарматы делали татуировку новорожденным, а еще младенцу статусно деформировали голову. Софист 2 в.н.э. Зиновий пишет: "Сираки дают диадему самому высокому, и, как говорят некоторые — имеющему самую длинную голову". Сарматы-правители носили головной убор в виде повязки диадемы.

роксоланский катафракт начала 2 в н эНа картинке роксоланский катафракт начала 2 в. н. э., но у сарматов так же тяжело были укомплектованы воины. И конь тоже.

О броне всадников Тацит пишет: "Ведь все князья и все наиболее знатные имели это прикрытие (доспех), составленное из железных пластинок или очень твердой кожи". Павсаний описывает ламеллярный панцирь из связанных между собой чешуекиз конских копыт, Марцеллин сообщает о панцирях сарматов из полированного рога и нашитых на льняную основу, Однако в раскопках они редки. Тацит описывает пластинки из металла.

У Тацита очень интересно про войны между сарматами и римлянами. И это, скорее всего, описание типичных стычек. Обычный разбойничий кочевой налет.

"Когда умы римлян были заняты гражданской войной, внешние дела были без присмотра. Сарматский народ (роксоланы), уничтожив зимой две когорты, с большой надеждой вторглись в Мезию, жаждя скорее добычи, нежели битвы. <здесь у него длинно описывается бой> ... Сарматы рассеялись, грабя, потом так нагрузились добычей, которую жаль было бросать, что гибли, как связанные."

Зима, дороги скользкие, кони вязнут, увешанные барахлом, они даже не смогли воспользоваться контосами или мечами, и — еще тяжелые доспехи, тогда как у римлян — легкий панцирь, дисциплина, строй. Строй всегда легко орокидывает беспорядочно бегущего врага. Пешие римляне победили многочисленную бронированную рать.

 

сарматские катафракты на рельефе колонны ТраянаИнтересен алгоритм боя сарматов. Типичная тактика кочевников: обстрел противника и нанесение ему максималного урона, ложное бегство с арканами... Причем они умудрялись стрелять по преследователям практически спиной, не целясь, прием "парфянской стрелы".

Рядом был "заводной конь", чтобы пересесть с уставшего на свежего. Коней противника били нещадно, лишая всадника "ног", без коня он не воин. А стрелы летели у них на 260 метров. (расстояние трех утеванов).

У скифов тактика была такая же — воевали исключительно зимой, не было судов для транспортировки воинов, ждали, пока замерзнут реки. При этом некоторые ушлые сарматы были отличными пиратами, научились у тавров...

На картинке — всадник с пикой, которую он держит двумя руками. Найден в Танаисе. Это посвятительная мраморная плита Трифона, сына Андромена (середина 2 в.н.э.).

 

Здесь сарматский всадник поражает другого сармата  — изображение на сосуде из Косики, 1 в.н. э. Своих коней сарматы кастрировали, чтобы ретивых коней сделать более смирными. Аммиан Марцеллин: "Из коней у сарматов многие по обычаю кастрированы, чтобы, увидев кобыл, возбужденные не влеклись к ним, беснуясь в засадах, не выдавали непрерывным ржанием наездников".

Конь, почуяв лошадь врага, мог не только ржать, но и стремиться сцепиться, кусая других конецй и даже сбрасывая наездника. А еще бедным им давали в период случки растение "сатирий эритрейский". Плиний старший пишет, что кони становятся ленивей в случке, а кобыл содержали на мясо, для воспроизводства и пьяного молока. А римляне не оскопляли своих коней.

 

музыкальные инструменты сарматовА это бронзовая труба. Называется carnyx.

Хотя в античных источниках нет упоминаний о боевых музыкальных инструментах сарматов, но на римских имперских монетах Марка Аврелия и Коммода, сделанных в честь побед над сарматами (176-177) среди трофеев есть изогнутые трубы.

Может это поэтический символ победы или еще чего, но... В закавказских источниках упоминаются музыкальные инструменты. Так, в 316 году, в войске царя Севера (напал на Армению) были трубы, которые трубили о нападении. Джуаншер, рассказывая о событиях середины 5 века, упоминает у кавказских аланов горны и тимпаны, сопровождающие "звериный человечий рев" для поднятия духа перед боем.

 

 

Ленёв Вадим история России читатьКомментарий Вадима Ленёва

Федор Иванович Успенский в своей "Истории Византийской империи" так пишет о готах:

"Готы — это норманны эпохи переселения народов. В небольшой период времени они искрестили всю Европу с севера на юг и с востока на запад, нигде не делая продолжительной остановки. Познакомившись с южным морем, они предпринимали морские набеги на прибрежные страны Европы и Азии, переходили большими отрядами на малоазийский материк и опустошали римские города.

Из первоначальных мест своего обитания у Балтийского моря они в конце II в. (160—170) двинулись к югу и произвели здесь перемещение народов Восточной Европы. Передвижение готов с севера на юг продолжалось, по крайней мере, 30 лет: в начале III в. они уже занимали Юго-Восточную Европу от Дуная до Дона; река Днестр разделяла готов на две части: восточную и западную. Неизвестно, вынесли ли они с родины разделение на две ветви, или уже на римской границе образовалось разделение; во всяком случае в III в. готы разделяются на остготов и вестготов. Первые назывались на туземном языке еще грейтунгами, ими владычествовал род Амалов; вторые именовались тервингами и были под управлением рода Балтов.

О наследственной королевской власти и объединении всех готов не может быть и речи, хотя национальный историк Иорнанд уже до времени Константина Великого насчитывает у готов четырех королей. Даже в конце IV в. находим у них двух самостоятельных властителей, Атанариха и Фритигерна, и, кроме того, отдельное государство Германриха. Нужно думать, что это были начальники отдельных колен, успевшие личной храбростью возвыситься над старшинами других колен. Теперь уже доказано, что историки Кассиодор и Иорнанд придали Германриху обширную власть из политической тенденции.

Малая достоверность древнейшей истории готов прекрасно документируется письмом остготского короля Аталариха римскому сенату от 534 г.  Король говорит здесь о заслугах готского историка Кассиодора следующее:

«Он погрузился в древность нашего рода и вычитал там то, что едва хранилось в памяти наших предков. Он вывел из мрака забвения готских королей, восстановив в полном блеске славу рода Амалов, ясно показав, что мы составляем 17-е поколение королевской династии.

Первоначальную готскую историю он связал с римской, соединив как бы в один роскошный венок то, что было разбросано по широкому полю книг. Подумайте, сколько любви показал он и к вам, похвалив нас. Он разъяснил, что вы находитесь под властью народа, который искони отличался чудною славой».


Несмотря на старания Иорнанда и Кассиодора, древняя история готов остается весьма темна.

Правда, отдаленнейшие страны испытали несчастия от их набегов, самый Рим не раз находился в крайней опасности, например в 251 г., когда в войне с готами пал император Деций, но напрасны усилия доказать, что в этих смелых набегах и войнах с империей готы действовали по определенному плану как организованный народ-войско, а не как дружинники и пираты. С 238 г. римляне начали откупаться от них деньгами, но и это не помогало, т.к. на место ушедшей дружины являлась новая и требовала подачки."

(с) т.I, период I, гл.5

Не стал бы приводить эту цитату, если бы не выражение "крымские готы". Далее у Успенского, там же:

"Важнейшим моментом в отношениях между готами и римлянами было, без сомнения, завоевание Крымского полуострова остготами около половины III в. Сделавшись владетелями этой прекрасной страны, готы воспользовались местными условиями и утвердили свою власть на море. Прибрежное крымское население, приученное к мореплаванию, служило гребцами и проводниками и вело готов за добычей.

Тогда самые укрепленные места, как нынешняя Пицунда и Трапезунт, не были свободны от страха готского нашествия. С моря угрожали пираты-остготы, с суши — дружины вестготов, которые переправлялись через Дунай, делали опустошения на Балканском полуострове, доходя до Босфора. На рыбачьих лодках переправлялись они из Европы в Азию и с богатой добычей возвращались снова за Дунай. Император Клавдий в 269 г. нанес им поражение при Ниссе, причем он доносил, что врагов было до 300000. Но в 274 г. император Аврелиан принужден был уступить готам Дакию для поселения.

Древнейшие германские литературные памятники — готского происхождения; так, перевод Библии на немецкий язык сделан готом Ульфилою в первой половине IV в. Христианство прежде всего распространилось среди крымских готов, первые об этом известия относятся к 258 г. На первом Вселенском соборе в 325 г. присутствовал готский епископ Феофил. Из писем И. Златоуста (206 и 209) известно, что он посвятил для готов епископа Унилу.

Роковым событием в истории готов было то, что они сделались ревностными последователями арианства. По вопросу об обстоятельствах распространения у готов арианского учения существуют разноречивые мнения.

Следует думать, что в III в. христианство проникло лишь к крымским готам, а что в IV в. арианство распространил среди вестготов епископ их Ульфила. Он родился около 311 г., воспитание получил при дворе римского императора, куда попал в качестве заложника. В 340 г. посвящен Евсевием в епископы и отправлен миссионером к вестготам, обитавшим в Дакии и смежной с ней части Мизии. Он действовал между готами до 381 или 388 г. Как сказано выше, ему принадлежит перевод Библии на немецкий язык."

 

Ленёв Вадим история России читатьКомментарий Вадима Ленёва

Теперь о венедах (венетах, вендах, энетах), если позволите, приведу свое небольшое исследование.

Одни историки склонны видеть в них родственников иллирийцев, фракийцев-фригийцев и шкиптаров (сегодняшних албанцев). Вторые убежденно отделяют венедов Вислы — праславян от почти-германских венетов (основавших Венецию). Третьи считают их кельтами, ссылаясь на галльское племя венетов Южной Бретани, покоренное Цезарем (столица которых называлась вполне по-кельтски Gwened). Четвертые считают, что венеды Вислы были ославянены (типа как болгары Аспаруха, перенявшие славянский язык), а венеты Венеции сохранили свой язык (дошедший до нас в сотнях записей, заметно отличающийся от иллирийского и праславянского, но несомненно являющийся индоевропейским).

Тит Ливий, Зенодот Эфесский и Юстин указывают, что венеты ведут свое происхождение от энетов малоазиатской Пафлагонии, бежавших в Трою от мятежа в родной стране. Их вождь Антенор упоминается в "Илиаде" Гомера.

Цитата из Тита Ливия:

"Прежде всего достаточно хорошо известно, что по взятии Трои ахейцы жестоко расправились с троянцами: лишь с двоими, Энеем и Антенором, не поступили они по законам войны — и в силу старинного гостеприимства, и потому что те всегда советовали предпочесть мир и выдать Елену.

Обстоятельства сложились так, что Антенор с немалым числом энетов, изгнанных мятежом из Пафлагонии и искавших нового места, да и вождя взамен погибшего под Троей царя Пилемена, прибыл в отдаленнейший залив Адриатического моря и по изгнании евганеев, которые жили меж морем и Альпами, энеты с троянцами владели этой землей.

Место, где они высадились впервые, зовется Троей, потому и округа получила имя Троянской, а весь народ называется венеты."

"Ab Urbe Condita", 1, 1, 1-3

Зенодот Эфесский, первый "издатель" и комментатор Гомера, первый глава Александрийской библиотеки:

"Пилемен вел пафлагонян ОТ ЭНЕТОВ, где они разводили диких мулов".

Марк Юниан Юстин (Epitome 20.1.4-12):

"namque Tuscorum populi, qui oram Inferi maris possident, a Lydia venerunt, et Venetos, quos incolas Superi maris videmus, capta et expugnata Troia Antenore duce misit."

("Как народ этрусков, владевший берегами Внутреннего (т.е. Тирренского) моря, пришел из Лидии, так и венеты, живущие на берегах Верхнего (т.е. Адриатического) моря, которых из захваченной штурмом Трои привел Антенор")

Далее к указанным источникам присоединяются:

  • 1) Страбон (венеты Антенора бежали во Фракию, а оттуда — на Адриатику, либо сначала в Южную Бретань, а оттуда - на Адриатику);

Страбон. "География" (пер. Г. А. Стратановского), I, iii, 2:

"А Энея, Антенора, энетов и вообще всех обреченных на скитание из-за Троянской войны по всему обитаемому миру разве не следует считать людьми древнего времени?"

Op.cit., I, iii, 21:

"переселение египтян в Эфиопию и Колхиду и энетов из Пафлагонии в Адриатику"

Op.cit., IV, iv, 1:

"После упомянутых племен следуют остальные племена бельгов, живущих на берегах океана; из них, во-первых, венеты, которые сражались с Цезарем в морской битве; они пытались помешать его высадке в Бреттании, владея портом на острове. Однако Цезарь с легкостью разбил их в морском сражении, не применяя таранов (так как доски их кораблей были очень толсты); когда же венеты неслись на него, подгоняемые ветром, римляне срывали их паруса при помощи копий с серповидным наконечником, ибо паруса у них из-за сильных ветров были кожаные и вместо канатов натянуты на цепях.

Свои корабли на случай отливов венеты строят с широким дном, высокой кормой и высокими носами из дубового дерева, которого у них очень много; поэтому они не сбивают плотно пазы досок, оставляют щели, однако конопатят их морским мохом, чтобы дерево не высыхало из-за недостатка влажности при вытаскивании кораблей на сушу, так как морской мох по природе более влажен, а дуб сухой и несмолистый.

Эти венеты, как я думаю, основали колонию на Адриатическом море. Ведь и почти все остальные кельты, живущие в Италии, переселились из-за альпийской области подобно бойям и сенонам. Однако благодаря одноименности их считают пафлагонцами. Я не настаиваю тем не менее на своем утверждении, ибо в таких вопросах достаточно одной вероятности."

Op.cit., V, i, 4:

"Эта область представляет благодатную равнину, испещренную плодородными холмами. Почти в самом центре равнину разрезает река Пад. Части этой равнины называются: одна страной по эту сторону Пада, другая — страной по ту сторону. По эту сторону — все, что лежит у Апеннинских гор и Лигурии, по ту сторону — все остальные земли.

В последней обитают лигурийские и кельтские народности: одни — в горах, другие — на равнинах; в первой же живут кельты и энеты. Кельты родственны заальпийским народностям; что же касается энетов, то о них существует два различных мнения.

Так, одни утверждают, что энеты — также колонисты одноименных кельтов, живущих на океанском побережье [Бискайский залив]; по словам других, часть энетов спаслась сюда от Троянской войны из Пафлагонии вместе с Антенором. В доказательство этого приводят их пристрастие к разведению лошадей, которое теперь совершенно исчезло, хотя прежде было у них в большом почете из-за старинного соревнования по выращиванию кобылиц для разведения мулов.

Об этом упоминает и Гомер: «Выведший их из энет, где стадятся дикие мулы» (Ил. II, 852).

Также и Дионисий [Старший], тиран Сицилии, устроил из собранных оттуда лошадей конский завод для своих беговых лошадей, так что энетский способ разведения и дрессировки жеребят прославился у греков и порода эта долгое время весьма высоко ценилась."

 

  • 2) Лукан и Вергилий (поселились они на реке Тимаво, что в нынешней Словении зовется просто Река);

Лукан, "Фарсалия", VII, 194:

"atque Antenorei dispergitur unda Timavi" ("откуда Антенор исторгает воды Тимавские")


Вергилий, "Энеида", I, 242-248:

"Мог ведь герой Антенор, ускользнув из рук у ахейцев, В бухты Иллирии, в глубь Либурнского царства проникнуть И без вреда перейти бурливый Источник Тимава Там, где, сквозь девять горл из глубин горы вырываясь, Он попирает поля, многошумному морю подобен. Там Антенор основал Патавий - убежище тевкров, Имя племени дал и оружье Трои повесил"

  • 3) Комментатор Вергилия Мавр Сервий Гонорат (потом продвинулись в северо-восточную Италию, разбили евганеев (автохтоны Европы типа басков, родственны лигурам) и основали там город Патавия, нынешняя Падуя);

"Захватив Илион, Менелай, помня, что он и Улисс спаслись благодаря Антенору, когда, пытаясь вернуть Елену, они были приняты им и едва спаслись от Париса и других юношей, и, желая воздать Антенору благодарность, отпустил его, не причинив ему вреда.

А Антенор вместе с женой Феано и детьми Геликаоном и Полидамантом, а также другими спутниками, прибыл в Иллирик и, после победоносной войны с Эвганеями и царем Белесом, основал город Потавий. Ведь ему было предсказано, что он поставит город в том месте, где поразит птицу стрелой. Поэтому и город Потавий [от глагола petere, означающего целиться, поражать]...

Антенор владел не Иллириком, и не Либурнией, а Венецией. А Вергилий потому называет Иллирийский залив, потому что оттуда прибыл некий царь Энед, который правил Венецией и названную по его имени Энецию потомки назвали Венецией."

  • 4) Тацит (Антенор учредил в Патавии игры).

Тацит, "Анналы", XVI, 21: "в Патавии, откуда был родом, на учрежденных в ней троянцем Антенором играх".

На основании вышеизложенного склоняюсь к тому, чтобы считать венетов/энетов кельтами. Родственными кельтскому же племени галатов Малой Азии, основавшему "через бухту Золотой Рог" от греческого Византия, а также город Галац в сегодняшней Румынии. Также предполагаю, что часть венетов продолжила свое движение на запад, в Южную Бретань, по территориям, заселенным родственным народом галлов.

Полибий, "История", II, 15, 8-9:

"С обеих сторон Альп, как с той, которая обращена к реке Родану [Роне], так и с другой, спускающейся к названным выше равнинам, местности холмистые и низменные густо заселены: лежащие по направлению к Родану и к северу заняты галатами, которые называются трансальпинами, а обращенные к равнинам заселены таврисками, агонами и многими другими варварскими народами.

Трансальпинами галаты называются не по своему происхождению, но по местожительству, ибо слово trans значит «по ту сторону» (peran), и римляне называют трансальпинами тех галатов, которые живут по ту сторону Альп."

Страбон, op.cit., XII, iii, 8:

"Далее идут Пафлагония и энеты. Спорно, каких энетов Гомер имел в виду, говоря: "Вождь Пилемен пафлагонам предшествовал, храброе сердце, Выведший их из энет, где стадятся дикие мулы." (Ил. II, 851). Ведь теперь, как говорят, в Пафлагонии нет энетов, хотя другие утверждают, что существует селение с таким названием на Эгиале, в 10 схенах от Амастрии. Зенодот же пишет «из Энеты» и утверждает, что Гомер определенно указывает на современную Амису. Третьи говорят, что какое-то племя с таким именем, жившее по соседству с каппадокийцами, сражалось вместе с киммерийцами и затем было оттеснено к Адриатическому морю.

Наиболее общепризнанным является мнение, что эти энеты были самым значительным пафлагонским племенем, из которого происходил Пилемен. Кроме того, большинство энетов сражалось на его стороне; лишившись своего вождя, они после взятия Трои переправились во Фракию и во время своих скитаний пришли в современную Энетику.

По словам некоторых писателей, Антенор и его дети также приняли участие в этом походе и поселились в самой отдаленной части Адриатического моря, как я уже упомянул в моем описании Италии. Поэтому, вероятно, энеты исчезли и их больше нет в Пафлагонии."

Op.cit., XIII, i, 53:

"Согласно этим легендам, Эней пережил войну вследствие своей вражды к Приаму: "…гнев он всегдашний питал на Приама: Ибо храбрейшему старец ему не оказывал чести," (Ил. XIII, 460), а правившие вместе с ним сыновья Антенора и сам Антенор, спаслись благодаря гостеприимству, оказанному Менелаю в доме Антенора.

Действительно, Софокл говорит, что при разрушении Илиона перед дверью дома Антенора была повешена леопардовая шкура в знак того, что этот дом не должно разрушать. Таким образом, Антенор с сыновьями и вместе с уцелевшими энетами благополучно спаслись во Фракию и оттуда попали в так называемую Энетику на Адриатическом море."


Теперь к венедам, жившим на территории сегодняшней Польши. К тем, которые большинством историков называются праславянами.

"Повесть временных лет" прямо называет предками славян нориков:

"По раздрушении же столпа и по раздѣлении языкъ прияша сынове Симовы въсточныя страны, а Хамовы же сынове полуденныа страны. Афетови же сынове западъ прияша и полунощьныя страны. От сихъ же 70 и дву языку бысть языкъ словенескъ, от племени же Афетова, нарѣцаемѣи норци, иже суть словенѣ."

("По разрушении же столпа и по разделении народов приняли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама — южные страны. Иафетовы же сыновья приняли запад и северные страны. От этих же семидесяти и двух народов произошел и народ славянский, от племени Иафета — так называемые норики, которые и есть славяне.")

Кто такие норики? Во-первых, опять-таки кельты. Во-вторых, однозначно жители сегодняшней Словении и Австрии, то есть рядом с венетами. В третьих, Плиний Старший и Полибий нориков упоминают рядом с таврисками в качестве жителей страны Норик. А таврисков Страбон отождествляет с теми же самыми кельтами-галатами Малой Азии, проследовавшими в Северное Приадриатикоморье (простите этот неологизм) после поражения от даков.

Страбон, op.cit., V, i, 1:

"после того как римляне предоставили италиотам гражданское равноправие, они решили даровать то же самое почетное право галатам, живущим по эту сторону Альп, и энетам и назвать всех их италиотами и римлянами"

Op.cit., V, i, 8:

"Аквилея лежит вне пределов страны энетов. Границей между этими народностями служит река, текущая с Альп, по которой можно проникнуть на 1200 стадий внутрь страны, вплоть до города Нореи."

Op.cit., VII, iii, 2:

"Действительно, еще и теперь эти племена [мисийцы/мезийцы], так же как и бастарны, смешаны с фракийцами (правда, больше с живущими по ту сторону Истра и с теми, что живут по эту сторону). С ними смешались кельтские племена — бойи, скордиски и тавриски."

Op.cit., V, i, 6:

"Итак, в древности, как было уже сказано, большинство кельтов жило в области реки Пада. Самым большим кельтским племенем были бойи и инсубры и те сеноны, которые вместе с гезатами некогда приступом овладели территорией Рима.

Впоследствии римляне совершенно уничтожили эти племена, а бойев изгнали из этих мест. Бойи переселились в земли по реке Истру, жили вместе с таврисками, воюя с дакийцами, пока все их племя не было уничтожено"

Op.cit., IV, vi, 9:

"После этих племен следуют племена, обитающие близ впадины Адриатического моря и местностей около Аквилеи: карны, а также некоторые из нориков; тауриски тоже относятся к норикам."

Op.cit., IV, vi, 12:

"Далее Полибий сообщает, что в его время как раз напротив Аквилеи в области нориков-таурисков нашли золотой рудник..."

Op.cit., VII, v, 2:

"Известную часть этой страны [Иллирика] опустошили дакийцы после победы над бойями и таврисками — кельтскими племенами, подвластными Критасиру. Дакийцы считали эту страну своей, хотя ее отделяла от них река Парис, которая течет с гор и впадает в Истр недалеко от области скордисков, называемых галатами; ведь и эти последние жили вперемежку с иллирийскими и фракийскими народностями.

Однако бойев и таврисков дакийцы истребили; со скордисками же нередко вступали в союз. Остальной частью страны вплоть до Сегестики и Истра к северу и востоку владеют паннонцы, однако в другие стороны их области простираются еще дальше.

Сегестика — город паннонцев, расположенный при слиянии нескольких рек (все эти реки судоходны); город от природы приспособлен служить опорным пунктом в войне с дакийцами, так как лежит у подошвы той части Альп, которая простирается до области иаподов, принадлежащих к кельтскому и иллирийскому племени вместе. Отсюда текут реки, по которым сплавляют в Сегестику много грузов из других стран и из Италии.

Если перейти через гору Окру, от Аквилеи до Навпорта — поселения таврисков, куда направляются возы с товарами, то расстояние 350 стадий (хотя некоторые насчитывают 500)."

Op.cit., VII, ii, 2:

"Посидоний справедливо критикует историков за эти высказывания и делает удачное предположение о том, что кимвры, как разбойничье и кочевое племя, совершали поход даже до области Меотиды; от них-то и Боспор получил название «Киммерийского», как бы «Кимврского», так как греки называли кимвров киммерийцами. Он говорит также, что бойи жили прежде в Геркинском лесу, а кимвры проникли в эту область, но были отброшены бойями и спустились к Истру и в страну скордискских галатов, затем — в область тевристов и таврисков (также галатов)"


Плиний Старший, "Естественная история", III, 19 (23):

"В отдаленной от моря части десятой [области] колонии: Кремона, Бриксия на земле кеноманов, Атесте на земле венетов. Города: Акел, Патавий [Падуя], Опитергий, Велюн, Викетия [Виченца], Мантуя Этрусская — единственный оставшийся за По [этрусский город].

Согласно Катону, венеты произошли от троянцев, а кеноманы когда-то обитали близ Массилии на земле вольков. Фельта, Тридент, Беруа — города ретов, Верона — ретов и эуганеев; юлиенсы — [жители Юлии, города] карнов. <…> В этих местах на побережье погибли [города]: Ирмене, Пеллаон, Пальсикий; венетские — Атина и Келина; карнские — Сегеста и Окра; [город] таурисков Норейя."

Op.cit., III, 20 (24):

"...около карнов живут норики — так они теперь зовутся, а когда-то [именовались] таурисками. С ними граничат реты и винделики. Все [эти народы] разделены на множество общин (civitates).

О ретах думают, что они — потомки этрусков, при вожде Рете изгнанные [из своей страны] галлами. Наконец, со стороны Альп, обращенной к Италии, [живут] племена эуганеев. У них латинское право. Катон дает список их 34 городов."

При этом, естественно, кельты смешивались с другими народностями, населявшими север Балканского полуострова. Об этом находим у Страбона:

Op.cit., VII, iii, 11:

"Древнюю историю гетов оставим в стороне; что же касается событий, относящихся к нашему времени, то они приблизительно следующие. Беребиста, гет, достиг верховной власти над своим племенем.

Ему удалось возродить свой народ, изнуренный длительными войнами, и настолько возвысить его путем физических упражнений, воздержания и повиновения его приказам, что за несколько лет он основал великую державу и подчинил гетам бо́льшую часть соседних племен. Он стал внушать страх даже римлянам, так как безбоязненно переходил Истр, разоряя Фракию вплоть до Македонии и Иллирии; он опустошил также страну кельтов, смешавшихся с фракийцами и иллирийцами, а бойев, бывших под властью Критасира, и таврисков совершенно уничтожил."

При чем тут праславяне? Я, конечно, как университетский историк, почту ниже своего достоинства ссылаться на непонятную книгу францисканца Прокопа Слободы о происхождении братьев-славян Чеха, Ляха и Руса из близлежащей к Норику Северной Хорватии, изданную в XVIII веке, но напомню вам о существовании Янтарного пути. Упомянутого еще Геродотом в V веке до Р.Х. А также напомню, что главными торговцами янтарем были те же самые венеты (энеты). И те же самые венеды юга Балтики.

Теперь посмотрите на карту Янтарного пути и пройдите по нему обратной дорогой. Обходим Альпы с востока через Словению и Хорватию, оказываемся в плодородном двуречье нынешней Венгрии, затем в Словакию и... вот она и Польша с Балтикой. Татры (Северные Карпаты) не везде высоки, есть масса мест для перехода. Поэтому отнюдь не беспочвенной мнится мне эта гипотеза. Что мешало еще одной ветви венетов/венедов пойти на север? Болгары же вон разделились на три (или четыре) народа. И балканская ветвь болгар была успешно ославянена. Не вижу оснований отрицать такую же возможность для северной ветви кельтов-венедов. Например, карпатские склавины (которые уж точно праславяне) могли им передать свой язык.

Кроме того, я предполагаю, что в древности янтарь вполне мог быть находим и на Адриатике, в устье реки По, называвшейся в древности Пад/Падус. (Обратите внимание что топоним очевидно родственный той же Падуе (Патавии), основанной Антенором!).

Приведу несколько цитат в пользу возможного нахождения янтаря на Адриатике:

Страбон, op.cit., V, i, 9:

"Свидетельством владычества Диомеда [царь Аргоса, герой «Илиады» и «Одиссеи», изгнанный в Италию] на этом [Адриатическом] море являются Диомедовы острова, а также рассказы о давниях и Аргосе Гиппийском. <…> Напротив, большинство мифических сказаний и выдумок следует опустить, например сказания о Фаэтоне и о Гелиадах, превращенных в тополя на Эридане (которого нет нигде на земле, хотя, как говорят, он находится поблизости от Пада); затем миф о Янтарных островах, лежащих перед Падом, и о цесарках на них: ведь ничего такого нет в этой стране.

Однако история сообщает, что энеты воздавали некоторые почести Диомеду. Действительно, ему приносят еще теперь в жертву белого коня и показывают 2 священных участка: один — Геры Аргивской, другой — Артемиды Этолийской."

Плиний Старший, "Естественная история", III, 16, 117:

"По [Пад] вытекает из источника в очень красивом месте в землях вагиеннов лигурийских — в ущельях горы Весулиса, пика в самой высокой части Альп. [Потом,] прорыв себе узкий подземный проход, снова выходит на свет в окрестностях [селения] Форо-Вибии.

По — река, знаменитее которой трудно найти. Греки называют ее Эридан. Она прославлена тем, что именно сюда упал Фаэтон, наказанный [за попытку править колесницей Солнца]."

Op.cit., III, 26 (30):

"Пользуются же известностью [острова] перед устьем Тимава благодаря своим горячим источникам; [уровень которых] поднимается вместе с морским приливом; возле берегов Гистрии — Кисса, Пуллария и Абсиртиды.

Эти [острова] названы греками по имени Абсирта, брата Медеи, убитого здесь. Возле них — Электриды, [названные ими же так потому, что отсюда будто бы] происходит янтарь. Но это вернейшим образом свидетельствует о несерьезности греков (vanitatis Graecae certissimum documentum), поскольку никогда не удавалось установить, какие именно острова названы [Электридами, т. е. Янтароносными]."

Книга XXXVII "Естественной истории" Плиния, к сожалению, до сих пор не переведена на русский язык, поэтому мне пришлось воспользоваться переводом 1819 года В.М. Севергина под названием "Естественная история ископаемых тел". Перевод хороший, только вот структуру исходного документа Севергин не сохранил, расположив все минералы и вещества в алфавитном порядке. Поэтому сначала приведу оригинал на латыни:

"Occasio est vanitatis Graecorum detegendae: legentes modo aequo perpetiantur animo, cum hoc quoque intersit vitae scire, non quidquid illi prodidere mirandum. Phaëthontis fulmine icti sorores luctu mutatas in arbores populos lacrimis electrum omnibus annis fundere iuxta Eridanum amnem, quem Padum vocavimus, electrum appellatum, quoniam sol vocitatus sit Elector, plurimi poëtae dixere primique, ut arbitror, Aeschylus, Philoxenus, Euripides, Nicander, Satyrus. quod esse falsum Italiae testimonio patet. diligentiores eorum Electridas insulas in mari Hadriatico esse dixerunt, ad quas delaberetur Pado. qua appellatione nullas umquam ibi fuisse certum est, nec vero ullas ita positas esse, in quas quidquam cursu Padi devehi posset." (XXXVII, 11)

"Читатели да перенесут терпеливо то, что я говорить буду о происхождении янтаря... дабы потомки знали все то, что греки чудесного написали. Большая часть из их стихотворцев, и первые между ними Эсхил, Филоксен, Никандр, Еврипид и Сатир сказали: будто когда Фаэтон поражен был молниею, то сестры его от многого плакания превратились в тополевые деревья, и будто текущая подле них река Эридан, называемая нами По, от слез их изливает янтарь, который назван "электром" (electrum), потому что солнце называется "Электором" (Elector). Что сие ложно, явствует из свидетельств италийских. Тщательнейшие из них сказали, что Электридские острова находятся в Адриатическом море, куда изливается По. Но известно, что там никогда не было островов сего имени, да и нет никаких близлежащих островов, куда бы течением реки По что-либо принесено быть могло."

Далее, там же у Плиния:

"adfertur a Germanis in Pannoniam maxime provinciam, et inde Veneti primum, quos Enetos Graeci vocaverunt, famam rei fecere proximique Pannoniae et agentes circa mare Hadriaticum".

В переводе Севергина о первенстве венетов (энетов) в деле привоза янтаря ни слова, поэтому переведу сам:

"германцы везут янтарь в Паннонию, откуда его впервые привезли венеты, называемые греками энеты, народ по соседству с Паннонией, живущий на берегу Адриатического моря".

Там же:

"Pado vero adnexa fabula est evidente causa, hodieque Transpadanorum agrestibus feminis monilium vice sucina gestantibus, maxime decoris gratia, sed et medicinae; creditur quippe tonsillis resistere et facium vitiis, varie genere aquarum iuxta Alpis infestante guttura hominum."

Современный перевод Б.А. Старостина:

"Причина же басен о связи янтаря с рекой Падусом очевидна: ведь и сейчас живущие за Падусом крестьянки носят янтарные ожерелья прежде всего в качестве украшений, но также и в лечебных целях."

И последнее из Плиния Старшего Секунда. "Естественная история" XXXVII, 11, 45:

"DC M p. fere a Carnunto Pannoniae abesse litus id Germaniae, ex quo invehitur, percognitum nuper, vivitque eques R. ad id comparandum missus ab Iuliano curante gladiatorium munus Neronis principis. qui et commercia ea et litora peragravit, tanta copia invecta, ut retia coercendis feris podium protegentia sucinis nodarentur, harena vero et libitina totusque unius diei apparatus in variatione pompae singulorum dierum esset e sucino."

Перевод Старостина:

"Ныне вполне установлено, что янтарь ввозят с определенного участка прибрежной полосы Германии, отстоящего почти на шестьсот миль от паннонского Карнунта. Еще жив римский всадник, которого Юлиан, надсмотрщик над играми гладиаторов при императоре Нероне, посылал для изучения [пути, по которому ввозят янтарь]. Этот Юлиан изучил все пути торговли янтарем и все побережья, откуда он происходит, и привез такое его множество, что янтарными привесками стали украшать сети, с помощью которых загоняли зверей на подиум..."

Таковы мои обоснования гипотезы о кельтском происхождении как венетов, так и венедов. Естественно, с учетом того влияния, которое оказывало упоминавшееся выше смешение их с фракийцами и иллириками, также индоевропейцами.

Заимствование же северными венедами славянского языка у склавинов Карпат выглядит пока абсолютно недоказуемым и чисто умозрительным предположением Вашего покорного слуги.

И в качестве постскриптума приведу еще одну цитату, побудившую меня заинтересоваться этим вопросом.

"Lexikon der Antike" Йоханнеса Ирмшера и Ренаты Йоне (Лейпциг, 1987), переведенный в 1989 году под редакцией коллектива советских историков (В.И.Кузищин, С.С.Аверинцев, М.Л.Гаспаров, Е.М.Штаерман и др):

"Венеды, венеты (лат. Venedi, Veneth; греч. Venedai), соседнее с германцами племя, населявшее басс. р. Вислы и область к В. от нее. Назв. "В." представляет собой герм. форму назв. "венеты" — племена, обитавшие в Верхней Италии и сев.-зап. Галлии. Возможно, что первоначально эти племена были ветвями одного и того же индоевроп. племени. Назв. "В." с 1 в. н.э. было перенесено на славян, к-рые сами себя так никогда не называли; отсюда этноним "венды" (лужицкие сорбы)."

Я не случайно привел наиболее значимые имена редакторов перевода. Тут и ортодоксально-марксистские Василий Иванович Кузищин (автор вузовского учебника) с Еленой Михайловной Штаерман, и либерально-прогрессивные Аверинцев с Гаспаровым. Версия "венеды — протославяне" однозначно отвергается. Куда смотрели официальные историки древней Руси во главе с Б.А. Рыбаковым — непонятно. Типичная история противостояния кафедр "истории Отечества" и "всемирной истории".

 




Рекомендуем обратить внимание на книгу:
Падение Третьего Рима.
Духовные основы возрождения Русского Православного Царства

Реформа патриарха Никона и истинные причины церковных преобразований XVII века.

книга падение третьего римаКнига «Падение Третьего Рима» буквально взрывает наши представления о церковной реформе патриарха Никона.
Автор, собрав и систематизировав факты и сведения, убедительно описывает события, произошедшие в России во второй половине XVII века, показывая, что истоки многих проблем, как церковных, так и социально-политических, коренятся в трагедии раскола Русской Церкви.

При всей серьезности исследования книга написана доступным языком и будет интересна не только специалистам, но и широкому кругу читателей. Об этом свидетельствует и интерес читателей — с 2009 по 2015 год книга выдержала уже четыре переиздания.



Как издать свою книгу?

издательство Скифия, издание книгИздательство «Скифия» выполняет заказы на издание книг от организаций и авторов, издающих свои произведения на собственные средства. Более чем 14-летний опыт работы, своя издательская и полиграфическая база, собственная отлаженная система распространения позволяют нам предложить оптимальное предложение на книгоиздательском рынке услуг. Мы работаем на всю Россию и Зарубежье.


Еще по теме:

Плен Володаря. Смерть трех Князей знаменитых.
Том II. Глава 07. (04) ► 1113—1125 г. Владимир Мономах.

Плен Володаря. Смерть трех Князей знаменитых.

Завоеванием Минска и приобретением Владимира (Волынского) Мономах утвердил свое могущество внутри Государства, но не думал переменить системы наследственных Уделов, столь противной благу и спокойствию отечества.
Усмирение Минского Князя и Новогородцев. Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и Поляки в России. Их неудача.
Том II. Глава 07. (03) ► 1113—1125 г. Владимир Мономах.

Усмирение Минского Князя и Новогородцев. Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и Поляки в России. Их неудача.

Владимир, одолевая внешних неприятелей, смирял и внутренних. Князь Глеб Минский, Беспокойные Новгородцы, Князь Ярослав Владимирский,

Это интересно:


Таинственные образы Сабины Шпильрейн

Таинственные образы Сабины Шпильрейн

Процесс неизбежной мифологизации известных личностей принимает самые разнообразные и курьезные формы. В частности, прославленная и популярная персона может предстать в масс-медиа под чужой внешностью, которая, вероятно, больше соответствует утрированным и искаженным представлениям о ней.

Подробнее

Библиотека верстальщика: Правила верстки книжных колонтитулов

Библиотека верстальщика: Правила верстки книжных колонтитулов

Определение, назначение, область применения и виды колонтитулов, редакционное оформление колонтитулов, знаки препинания. Информация, которую полезно помнить профессионалу и важно знать новичку при верстке книг.

Подробнее


Рекомендуем обратить внимание на книги:


Совесть против ереси. Размышления о прошлом и будущем

Азин-Соколов Г.
Совесть против ереси. Размышления о прошлом и будущем

На основе тщательно изученной истории Российской империи и СССР, автор строит конструкцию развития современного общества из Настоящего в Будущее, предлагая рассмотреть несколько возможных путей.

Цена: 590
Научно-популярная книга о русском языке и культуре речи

Верещагина Ж.
Научно-популярная книга о русском языке и культуре речи

Предметом рассмотрения в научно-популярной книге являются язык и речь, определяющие возможность, результативность, культуру и комфортность общения человека с человеком. Книга адресована работающим в системе «человек — человек»: менеджерам, юристам, психологам, преподавателям и может заинтересовать широкий круг читателей.

Цена: 480

Полезное: